Ой, отравили.... или «История и биология — 2»

Все-таки историкам надо знать про биологию, иначе теории заговора начнут плодиться и размножаться.


На эту статью меня натолкнули книги Старикова Н. В., особенно его высказывания на тему того, как вовремя травили и давили разных политических деятелей как России, так и других стран. И во всем виновата английская разведка. Честно скажу: с моей точки зрения диагноз вроде бы подходит, но кроме мотива,также нужно рассматривать наличие возможностей и улики. Про мотивы аргументировано рассказал Стариков Н.В., а вот про возможности и улики можно поговорить. Что мы и сделаем.

Начнем с возможностей. Чтобы отравить (например) какую-либо персону должна быть возможность доступа к персоне, которую надо отравить. Путей доступа, предположим,  масса: можно добавить яд  в пищу, можно в напитки, можно отравить белье или свечи (этим активно пользовались в романах Дюма и Дрюон). Испарения и дым действуют через легкие, с одной стороны вроде бы проще — в легких большая площадь всасывания, причем без защиты. То есть яд легко проникает в организм и начинает действовать.

Но, с другой стороны —  невозможно на уровне химии и фармакологии тех лет, а точнее, при её полном отсутствии (алхимия и астрология ни разу не органическая химия) создать предшественники,  которые при нагревании давали бы боевые отравляющие газы. Боевые отравляющие вещества изобретены и впервые использованы в конце 19 века, а бинарные газы вообще — в конце 20-го.

Соответственно, по тем временам метод доставки отравы остается практически единственным — через через желудочно-кишечный тракт. То есть отравитель должен иметь доступ к пище, напиткам и лекарствам той персоны, которую надо отравить. Но здесь на пути злоумышленника обычно стоит охрана, которой обычно мало не бывает.

В этом случае слишком сложно прорваться через охрану, и велика вероятность, что попытку отравить выявят на подходе (погибнет тот, кто пробовал блюда). Сильная охрана блюд и система тех, кто пробует была развита и в Римской империи и в средневековье, впрочем,  сохранилась она и сейчас.

В случае же слабой охраны, или отсутствии ее, есть вероятность, что отраву может съесть первый попавшийся. Например, в каше одного из французских принцев было обнаружено стекло, попавшее туда из-за небрежности кухарки. Гувернантка, будучи герцогиней, ничего не проверила. В то же время, кто пустит незнакомца в кухню или аптеку? Можно конечно долго приручать сотрудников, но, извините, не верю я в хитроумных Джеймсов Бондов 17-19 веков, уровень подготовки просто другой. Да, это только слова —  если нравится, можно верить, но именно так нас всех обманывают сейчас из-за отсутствия критического мышления.

Теперь об уликах. В случае  отравления говорить об отравлении можно только после проведения медицинской и токсикологической экспертизы. Первая выявляет изменения организма при отравлении, вторая — наличие яда или его метаболитов в тканях умершего. Вот здесь и начинаются проблемы. Например, Наполеон. Все вроде понятно: мышьяк в волосах в диких количествах, так что буйный генерал-император вполне мог быть отравлен. С другой стороны — были ли у Наполеона проблемы с облысением, точнее, заморачивался ли он сам по этому поводу? Если заморачивался, то вполне мог пользоваться «современными средствами для роста волос», в состав которых могли входить и соли ртути, и соли мышьяка. А уж какой дрянью пользовали своих пациентов алхимики  в средневековье — тут можно отдельную книгу написать: от свежего коровьего навоза при бесплодии до свежей же печени, примотанной к конечности с гангреной.

Ну так вот, если Наполеон Бонапарт «лечился» от облысения — преднамеренное убийство волшебным образом превращается в самоубийство по незнанию — сам, своими руками отраву в кожу головы втирал, вот и результат... Но опять же, это в случае, если он сам, случайным образом выбрал лекаря, который ему набодяжил  чудо-средство, сам искренне веря в то, что оно от облысения.

Или возьмем Александра III. Отравили! Опять отравили!  Опять же,  токсикологической экспертизы тогда просто не было. Да, почки и печень первыми претерпевают изменения при действии яда, но и гистологический анализ тогда тоже не делали. В то же время, воспаление почек как результат инфекции, развивается быстро и может быть летальным. Поэтому император мог быть как и отравлен, так и просто стать жертвой стечения обстоятельств.

А отравление Петра I смущает без всяких оговорок, так как здесь только время и, мягко говоря, неявный мотив. В этом случае медицина, биология и, ни как ни смешно — политика сливаются в один ком, как дерущиеся кошки.   Начнем с времени — время соответствует, но мотив... Мотивов могло быть множество —  не забываем что, внутренняя политика Петра могла довести до грани многих, так что мотивы вроде бы подтверждают версию с отравлением. Но вот медицина...

Медики любят собирать историю болезни (чем болели родственники, собственные болячки с течение жизни). И что же у нас (точнее, Петра I ) в анамнезе?
Контузия в результате взрыва гранаты, а это травма мозга. Напомню, что мозг не только думает, но и контролирует работу внутренних органов, то есть нарушение работы некоторых отделов мозга, практически гарантированно вызовет нарушение работы внутренних органов. Теперь добавьте  возможное воспаление мозга, которое Петр перенес в юности по некоторым данным. Добавьте явный алкоголизм царя, отмеченный всеми, кому не лень, и возможное венерическое заболевание, распущенность царя тоже известна.

Извините, но как биолог, знакомый с медициной, я скорее удивлюсь тому что Петр I умер так поздно, а не так рано. Так что данный пример скорее не результат отравления, а результат гиперживучести клиента.

Другие примеры не лучше. Они все имеют двоякое толкование. Недоумение писателя по поводу пневмонии в результате перелома плеча биолога удивят. Что такое перелом плеча — это или перелом ключицы, или перелом лопатки, или верхних ребер. Ничего удивительного — то, что мы называем плечом, сложное скелетное образование из  нескольких костей, разрушение каждой из которых при определенных условиях может вызвать разрыв легкого и пневмоторакс в придачу.

При нарушении целостности полости между легкими и грудной клеткой (плевральной полости)  воздух поступает в эту полость и легкие как бы спадаются из-за исчезновения отрицательного давления. Это явление называется пневмоторакс, и приводит к нарушению движения легких вслед за движениями грудной клетки, что нарушает работу легких, и, как следствие, газообмен. Так как вокруг каждого легкого своя отдельная плевральная полость, то повреждение одной полости выключает только одно легкое — это называется односторонний пневмоторакс, второе легкое остается функциональным. Такой защитный механизм увеличивает шансы на выживание при ранении.

В то же время, двусторонний пневмоторакс, вызванный переломом, может дать картину, сходную с запущенным и внезапно быстро развившимся воспалением легких и  гибелью пострадавшего.

Что в итоге: зачастую авторы в экономических и политических вопросах  проявляют и логику, и здравый смысл, но биологические и медицинские  вопросы их мало волнуют. Следовательно, такой «перекошенный» подход к рассматриваемому вопросу может дать искаженный результат. В то же время, человек, разбирающийся в биологии видит такие несоответствия, и как следствие, интуитивно перестает доверять такому автору, что также неверно.

Используйте по максимуму и свои знания, и здравый смысл —  и тогда вас будет невозможно обмануть.   


Фотоальбом





Комментарии

capcha
* - поля, обязательные для заполнения